Д.В. Маковеев (Пермь) Убийство как предельное проявление насилия

Д.В. Маковеев  (Пермь)

Убийство как предельное проявление насилия

«Насилие, ? определяет А.А. Гусейнов, ? есть узурпация свободной воли, такое отношение между людьми, в ходе которого одни силой, внешним принуждением навязывают свою волю другим» . Всем содержанием своей известной монографии «Агрессия» нобелевский лауреат К. Лоренц утверждает, что агрессивность является врожденным, инстинктивно обусловленным свойством всех высших животных . Бесспорно, агрессивное начало в человеке содержит в себе нечто генетически унаследованное от стадной эпохи, однако, исходя из парадигмы материализма, мы утверждаем, что проявление насилия в общественной жизни ? более всего детерминировано социальными условиями.

В то же время нередкое сведение причин насилия в обществе к одним лишь базисным факторам и классовым противоречиям совершенно непродуктивно. В обществе всегда будут отдельные индивиды и группы, которые не довольны своим социальным существованием и своим статусом. Именно они, едва ли не рефлексивно, ориентированы на насилие. Социально-психо-логические факторы проявлений насилия разнообразны. Они варьируются от социальной деградации и униженности до завышенных притязаний. От неприспособленности к социальным условиям до болезненных фобий. От врожденной тяги к конфликтам до дисгармоний в сексуальной сфере и пр.

Свою долю в проявлениях насилия, как сказано, имеют до сего времени недостаточно изученные природные факторы. Иначе не понять, почему современный, казалось бы, гуманизирующийся мир, по уровню насилия и жестокости весьма мало отличается от эпохи стадности. Насильственная смерть (убийство в разных формах), столь частая в современном мире, особенно антигуманна и асоциальна. Являясь осознанным и намеренным покушением людей на жизнь своих собратьев по разуму, она несет в себе нечто от животной стадности и варварства в своей массовости и разнообразии. Мы выделяем следующие три варианта убийств как форм насильственной смерти.

Разумеется, именно войны являются наиболее чудовищным и массовым социальным проявлением агрессии и насильственной смерти. По всей видимости, за всю историю человечества войны унесли не менее сотни миллионов жизней и искалечили значительно большее число людей. Примем во внимание, что, как правило, помимо солдат, прямо или косвенно жертвами войн становятся и мирные жители, совершенно непричастные к столкновениям армий. В войнах прошлого преобладало прямое и непосредственное убийство врага. В современных войнах преобладает дистанцированное причинение смерти. Но от этого оно не перестало быть убийством. Создание оружия массового поражения вызывает опасность самоуничтожения человечества.

Аборты в современном обществе стали вторым (возможно, и первым) по своей массовости видом насильственной смерти. Правда, мотивация аборта, как правило, не связана с агрессией в чистом виде и напрямую. И все же агрессия имплицитно присутствует в побуждении к аборту. Ведь в основе этого побуждения, как правило, лежит то же игнорирование ценности жизни человека, что и в агрессивном акте. По внешней видимости, плод зачатия ? скорее биологический объект, нежели социальный индивид. На самом же деле ? это человек в потенции . Аборт ? модифицированное убийство.

Уголовное (умышленное) убийство. Таковое едва ли не единодушно оценивается просвещенным миром как особо нетерпимая социальная аномалия, как наиболее нетерпимое нарушение социальных норм, как предельное социальное отклонение.

Архетипы насилия формировал и закреплял десятками тысячелетий первобытного уклада культ силы и жестокости. Они воспроизводятся по сложным механизмам социальной преемственности в форме моральных отклонений и уголовных преступлений на последующих ступенях общественного развития вплоть до наших дней. И все же их определенная генетическая закрепленность чрезвычайно стойка и социально значима. Отчасти поэтому преступное насилие вечно, и всегда будут сохранены питающие его источники. Так, убийства не прекратятся с решением духовных и материальных проблем. В мире никогда не наступит полное нравственное и криминологическое благополучие, так как в обществе всегда будут индивиды и социальные группы, чем-то недовольные: самими собою, социальным статусом, материальной обеспеченностью, перспективами для себя и своих детей и пр. Подобные лица переносят свое недовольство и агрессию в насилие над ближними.

По нашему глубокому убеждению, даже правовое, демократическое государство не способно преодолеть социальную агрессию. Оно в состоянии лишь удерживать ее в каких-то пределах, но не более того. Разумеется, мы далеки от мистической концепции фатальной предопределенности людей ко злу. Однако признаем, что в религиозной идее греховности людей (если отбросить мистическое покрывало этой идеи) есть некая реальная почва. Словно и на самом деле, некая роковая испорченность отягощает человеческую природу, несмотря на очевидные проявления прогресса в цивилизованной истории человечества.

На дальнейшее возведение насилия в норму жизни , превращение его в неотъемлемую часть человеческой жизни, а также на привыкание к насилию членов общества указывают многие социальные факторы. На наш взгляд, к числу этих факторов, в первую очередь, следует отнести:

? криминальный источник «первоначального накопления» и материального благополучия многих граждан. Особенно это актуально для постсоветского общества, где за быстрым обогащением чаще всего стоит как неявное, так и явное, наглое, безнаказанное насилие. Так называемая «теневая экономика» стала у нас легитимной частью общественного устройства, обрела статус законного бизнеса. Общество знает о таких людях, но не мешает занимать им влиятельные посты в своей иерархии и управлять собой, тем самым осуществляя попустительство подобному образу жизни. Что особенно важно: нажитый капитал и занимаемое высокое положение криминальных элементов в обществе является примером для подрастающего поколения ;

? культ насилия в массовой культуре , вызывающий нарастающее возмущение едва ли не всех слоев современного российского общества, но, тем не менее, транслируемый нарастающими темпами чуть ли не по всем каналам культуры. Очевидно крайнее засилье его на кино и телеэкранах, в комиксах, мультфильмах, детских и взрослых компьютерных играх. Так, даже лучшие компьютерные игры содержат элементы убийства. Причем, главный герой всегда добивается желаемого и приходит к цели только в том случае, если убьет несколько десятков других героев. Растиражированное насилие откладывает след в психике подрастающего поколения и приводит со временем к переоценке критериев значимости жизни человека ;

? удручающе низкий уровень массового правосознания;

? рост преступности среди несовершеннолетних (в том числе увеличение числа несовершеннолетних убийц). Этот фактор, на наш взгляд, особенно тревожен для диагностики современного состояния нравственности и правопорядка в постсоветском российском обществе Проводимые за рубежом и в нашей стране расследования преступлений несовершеннолетних убийц убеждают, что подавляющее большинство из них совершают убийства из-за денег, чтобы таким образом «заработать» себе на жизнь.

Признаваясь в ходе следствия о своем преступлении, несовершеннолетние убийцы обычно не раскаиваются в их совершении. Они полагают, что поступили правильно, в соответствии со сложившимися у них нравственными принципами. Как правило, малолетние насильственные преступники не хотят работать, они даже не думают об этом. У них есть единственный способ «прожить достойно» ? ограбить или даже убить человека, получив деньги и насытившись за его счет. Тех людей, кто не смог защитить себя и свое имущество, они считают ни к чему не способными, не умелыми индивидами и не испытывают к ним сострадания, а иногда и желают их смерти.

Впрочем, все чаще раздаются выстрелы из рук детей по своим же сверстникам и без особых причин, на что указывает опыт и таких развитых стран, как США. В последнее время в школах Америки участились массовые убийства детей и преподавателей учениками этих же учебных заведений. По нашему мнению, основой подобного поведения детей является возведение ими убийства в некий жизненный культ. Дети придают убийству романтический ореол, возвышаются в собственных глазах и, по их мнению, в глазах сверстников. С малых лет у них вырабатывается жизненная позиция, не только допускающая убийство, но и ставящая его одним из основных методов достижения жизненных целей.

Отмену смертной казни во многих странах мы тоже относим к факторам, стимулирующим рост убийств. К числу иных негативных факторов, заметно стимулирующих насилие в нашей стране, относится паралич и коррумпированность правоохранительных органов. Так, милиция обычно не принимает необходимых мер по заявлениям граждан о хулиганских действиях, оскорблениях и побоях, которые затем перерастают в насильственные преступления. Обвиняемые в преступлениях против личности, несмотря на их общественную опасность, зачастую не берутся под стражу, а наблюдение за ними силами милиции и общественности не обеспечивается. Между тем, среди насильственных преступников очень высока доля лиц с агрессивными психическими аномалиями .

Никакая из структур общественного сознания и никакое из социальных установлений и институтов не осуждают убийство столь категорично, как право, как уголовный закон . И. Кант называл право «самое святое, что есть у Бога на Земле». Убийством право признает умышленное причинение смерти другому человеку. Для наступления уголовной ответственности за убийство безразличен статус, состояние здоровья и внешний вид жертвы. Выполнение юридических норм обеспечивается принудительной силой государства. В отличие от норм морали, воздействующих на поведение людей всесторонне, нормы уголовного права имеют дело только с крайними социальными аномалиями. Крайние насильственные аномалии нуждаются в вынужденно насильственном же их пересечении. Умышленное убийство ? сверхтяжкое социальное зло, наиболее опасное преступление. В защите от него особенно необходимы как социальная профилактика, так и карающие действия государства.

Рассматриваемая социальная аномалия лишь крайне редко бывает следствием какой-то коллективной суггестии и иного подчинения группе. Как правило, эта аномалия представляет собой личностный поступок . И очень часто за умышленным убийством стоит патологическое желание утвердить себя в собственных глазах, преодолеть свою изоляцию и доказать свою особость. У лиц, совершающих убийство, имеет место кардинальное расхождение между их эгоистическими интересами и ими же, казалось бы, интериоризованными социальными нормами, отражающими коренные интересы общества. Это несовпадение интересов, в конечном итоге, обусловлено объективными противоречиями между личностью и обществом. Эти объективные противоречия, многократно опосредуясь, интериоризуются превратным, аномальным образом в эгоистическом сознании преступной личности . Эта аномалия вносит амбивалентность (двойственность, несогласованность эмоций) в психологическую картину убийства. Так, в акте убийства часто сочетается крайняя неистовость с холодным равнодушием к жертве и к человеческой жизни как таковой. Убийца не видит в чужой жизни нечего неприкосновенного и святого. Он считает, что сам вправе решать вопрос за других людей об их жизни и смерти.

Убийство на деле является дерзновенным вызовом обществу, особенно тяжкой социальной аномалией. Убийство даже одного члена общества косвенно есть покушение на убийство всего общество в целом. Это покушение на уничтожение действующих правил поведения, норм морали и права. И если общество будет относиться к этому, как к своему самоубийству, а не как к вызову, который брошен ему, то оно погибнет, как любой самоубийца, прекративший борьбу за собственное существование.

Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М., 1998. С. 32.

Лоренц К. Агрессия. М., 1994.