С.П. Демьяненко (Пермь) Агрессивность и ненасилие в дзэн-буддизме

С.П. Демьяненко (Пермь)

Агрессивность и ненасилие в дзэн-буддизме

Проблема агрессивности, насилия и нетерпимости проявляется в разных сферах современного российского общества. Это рост преступности, террористические акты, межрасовые и межнациональные столкновения, вандализм фанатских групп, пропаганда насилия в массовой культуре и т.д. При этом существует опасная тенденция придавать межнациональным проблемам религиозную окраску. Причины агрессивного поведения могут быть как социально-экономическими и политическими, так и корениться в психофизиологической организации личности, сформировавшейся при неблагоприятном воздействии условий со циализации.

В работах зарубежных исследователей-психоаналитиков (З. Фрейд, А. Адлер, Э. Фромм и др.) агрессивность рассматривается как первопричина насильственных преступлений. Под агрессивностью прежде всего пони мают «поведение, цель которого — нанесение вреда некоторому объекту или человеку» . Агрессивная энергия разрушения выплескивается в резуль тате того, что не могут реализоваться неосознаваемые врожденные и подавляемые влечения: либидо (З. Фрейд), мазохистские влечения к смерти, страданию (Э. Фромм), стремление к власти, превосходству над другими (А. Адлер).

Агрессивность как устойчивое качество личности, как стремление индивида нанести физический или психотравмирующий ущерб другому человеку реализуется в актах агрессии, деструктивного поведения. «Различаются физическая агрессия, вербальная агрессия (выражение негативных чувств через форму и содержание вербальных реакций — крик, визг, угроза, проклятия, ругань), прямая агрессия (непосредственно направленная про тив какого-либо объекта или субъекта), косвенная агрессия (злобные сплетни, пересуды и т.п.), импульсивная и ненаправленная агрессия (вспышки ярости, проявляющиеся в интенсивных эмоционально- экспрессивных действиях). Различаются также инструментальная агрессия (агрессия как средство достижения какой-либо цели), враждебная агрессия (причинение вреда объекту агрессии) и аутоагрессия…» . Таким образом, агрессия и агрессивность классифицируются по различным основаниям, как внешним, так и внутренним.

Рассмотрим с этой точки зрения место агрессивности в практике дзэн-буддизма, которая заключается в достижении просвет ления (самоактуализации космической реальности) путем использования специфических средств и методов: дзадзэн ? дзэнской формы медитации, коанов ? кратких парадоксально звучащих высказываний, мондо ? «бесед огневой скорости». Это вызывает интерес еще и потому, что буддизм в сознании западного обывателя тесно связан с учением о ненасилии, непротивлении и толерантности.

Однажды, когда Хякудзе сидел рядом со своим учителем Ма-цзы, над их головами пролетела стая диких гусей. Ма-цзы спросил: «Что это?» ? «Это дикие гуси», ? ответил Хякудзе. «Где они?» ? спросил учитель. «Они улетели», ? ответил Хякудзе. Тогда Ма-цзы внезапно схватил Хякудзе за нос и скрутил его. Хякудзе закричал от боли. Ма-цзы сказал: «Ты говоришь, что они улетели, но точно так же они были здесь с самого начала». В это мгно вение Хякудзе обрел просветление . К учителю Дэшаню обратился Сюэфэн, впоследствии знаменитый чаньский наставник: «Если руководствоваться высшим учением, то различаются ли ученики?». Дэшань огрел его своим посохом и спросил: «Что ты сказал?» ? «Я и сам не ведаю», ? был ответ. «Мы не облекаем в слова наше учение, ? поведал Дэшань, ? значит, и нет единого способа наставлять людей». Услышав это, Сюэфэн достиг пробуждения . Мы приводим эти дзэнские истории как типичные примеры агрессивных действий учителей и наставников дзэн по отношению к ученикам. Учитель может применить по отношению к определенному ученику крик, ругань, угрозу (вербальная агрессия), оплеухи, толчки, удары рукой или палкой (физическая агрессия). На вопрос: «Что такое Будда?» ? учитель может запросто ответить: «Если я встречу его, то убью». Эти действия обычно имеют интенсивный эмоционально- экспрессивный вид , что позволяет характеризовать их как импульсивную агрессию. В то же время это инструментальная агрессия, посколь ку действия учителя являются средством достижения вполне определенной цели: под воздействием резкой и неожиданной эмоциональной встряски ученик должен обрести просветление.

В данном случае мы имеем агрессивность, определяемую по ее внеш ним признакам. Однако, как только мы подключаем анализ внутренних признаков действий, прежде всего ? мотивов и целей, становится понятным, что внешняя агрессивность учителя является лишь средством, психологическим приемом в стремлении помочь ученику достичь единства, равновесия с окружающей его реальностью. «Мастер никогда не ударит ученика, пока тот еще не готов воистину пробудиться от одного удара» .

В дзэн-буддизме есть еще более парадоксальные внешне сочетания агрессивности с ненасилием, толерантностью, терпимостью и гуманизмом. Речь идет о восточных боевых искусствах, многие из которых после Второй мировой войны «вместе с дзэн-буддийской литературой, живописью, архитектурой … пришли в Европу и Америку, прочно обосновались в больших городах, вскружили головы молодым людям и озадачили стариков» . Особенно знамениты стали на Западе монахи-бойцы Шаолиньского монастыря, по преданию, основанного Бодхидхармой.

Вообще-то практикование боевых искусств (единоборств) чревато травмами и повреждениями, удары в голову могут повлиять на умственные способности, а сам человек по причине такого рода занятий может стать агрессивным. Например, совсем не случайно в Советском Союзе долгое время под запретом находилось каратэ. Возникает вопрос, каким же образом дзэн может служить «идеологической» основой таких агрессивных занятий, как кунг-фу, каратэ или бусидо (японский путь воина-самурая)? Ведь хорошо известно, что буддизм является ярко выраженным религиозным мировоззрением недеяния, а его моральные нормы содержат категорическое отрицание убийства, причинения вреда другому живому существу. «Изначально Дзэн … проявлял большое уважение ко всем формам жизни. Например, дзэн-буддистские священники носили с собой специальную кисточку, которой они сметали насекомых с того места, где собирались сесть, чтобы ненароком не прервать чью-то жизнь, а также специальный кусочек марли, через которую они фильтровали воду, прежде чем ее выпить, дабы спасти "маленькие создания" от угрозы быть нечаянно проглоченными. Жизнь для них была одинаковой повсюду, независимо от форм своего проявления» .

Исторически дзэн был религиозной основой средневекового военного сословия Японии (самураев). Дзэнские принципы простоты, прямоты и эффективности развивали качества, необходимые самураю в бою. Учение дзэн об иллюзорности противоположности жизни и смерти укрепляло их бесстрашие и решимость в смертельной схватке с врагом. Медитация дзэн позволяла воину расслабиться и действовать интуитивно. Понятно, что дзэн использовался бойцами прежде всего как источник методик (практика брюшного дыхания, концентрация, медитация, тренировка бокового зрения, внутреннего видения и др.), улучшающих его профессиональные качества. Однако школы воинских искусств не просто занимались военной подготовкой, но и прививали определенное мировоззрение, а также формировали личность. «Эти искусства представляли собой "пути" или дисциплины морального развития, предназначенные для формирования зрелой, уравновешенной и разносторонней личности, человека, живущего в мире с собой и в гармонии со своим социальным и природным окружением» .

В чаньских и дзэнских монастырях воинские искусства предназначались не для силового решения возникающих в повседневной жизни склок и проблем, а для обретения просветления, т.е. слияния с вечной, неизменной и неопределимой трансцендентальной реальностью. Шаолиньское кунг-фу вначале разрабатывалось для духовной практики, до сих пор оно может прекрасно служить этой цели. Монах начинает с комплексов упражнений воинского искусства, но на высшей стадии обучения отбрасывает это искусство и стремится обрести духовное просветление. Здесь воинское искусство выступает средством достижения конечной цели.

Несколько иной характер носила связь дзэн и бусидо, являющегося истоком японских боевых искусств. Практика дзэн использовалась для подкрепления бусидо, дзэн использовался для совершенствования навыков воинского искусства. Целью было стать прекрасным бойцом. До настоящего времени дзадзэн (дзэнская форма медитации) составляет важную часть тренировочного процесса в воинских искусствах, а особенно он полезен в сдерживании агрессивного начала, спонтанно развивающегося при занятиях такого рода дисциплинами. «Для истинного мастера воинских искусств важнейшими свойствами считались миролюбие и сдержанность ? качества, соответствующие заветам древних даосов и дзэнских патриархов» .

Понятие агрессивности необходимо анализировать не только и не столько со стороны внешних форм ее проявления, но прежде всего со стороны ее внутреннего содержания. Так, убийство человека, несомненно, является морально осуждаемым деянием. Однако учет обстоятельств, внутренних побуждений, мотивов, целей делает эту оценку не такой однозначной. Суд при вынесении приговора и назначении наказания обязательно принимает во внимание все вышеперечисленные факторы. Средневековый самурай не знал пощады и сострадания к врагу, в пылу сражения он выглядел воплощением агрессивности. Однако руководствовался он при этом не аффектами, личной неприязнью или низменными побуждениями, а самурайским кодексом чести. Заповеди бусидо ценились выше жизни врага и своей собственной. Чтобы доказать чистоту помыслов и верность добродетели, самурай без колебаний совершал харакири (сэппуку). Убийство террориста, если исчерпаны все другие средства для предотвращения террористического акта, безусловно, оправдывается общественной моралью.

Для сдерживания агрессивности, присущей современному обществу и массовой культуре, недостаточно чисто материальных и социальных средств и мероприятий. Огромное значение имеют вопросы воспитания внутренней культуры, совести, духовности. Для этого могут быть использованы все достижения мировой многонациональной культуры. Правильное понимание и применение духовных потенций дзэн-буддизма может способствовать достижению этих целей.

Энциклопедия юридической психологии. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. С. 495.

Еникеев М.И. Кочетков О.Л. Общая, социальная и юридическая психология. М.: Юрид. лит., 1997. С. 5.

Ошо. Ма-цзы: пустое зеркало. М.: София, 2003. С. 96.

Вон Кью Кит. Энциклопедия дзэн. М.: ФАИР-ПРЕСС, 1999. С. 177.

Ошо. Исан: в синем небе следов не остается. М.: София, 2003. С. 300.

Долин А.А., Попов Г.В. Кэмпо ? традиция воинских искусств. М.: Наука, 1990. С. 22.

Ратти О., Уэстбрук А. Тайны древних цивилизаций. Самураи. М.: Эксмо, 2004. С. 616.

Ратти О., Уэстбрук А. Тайны древних цивилизаций. Самураи. М.: Эксмо, 2004. С. 606.

Долин А.А., Попов Г.В. Кэмпо ? традиция воинских искусств. М.: Наука, 1990. С. 231.