Дианетика в Ленинграде в 80–90-е годы XX столетия. Воспоминания

О.Ю.   Казицына-Тьюнисон
(США)

Дианетика в Ленинграде в 80–90-е годы XX  столетия. Воспоминания

 Это произошло весной 1987   г. во Дворце Культуры им.   Ленсовета, что располагается на площади Льва Толстого. На занятия Театра пантомимы, который я тогда посещала, пришла новая преподавательница музыки и вокала Юлия Анатольевна. Она проводила урок очень интересно, по всему чувствовалось, что она очень увлеченный и эмоциональный человек. Видно было, что она не отрабатывает деньги за преподавание, и ей мы интересны. Если у кого-то из нас что-то не получалось, она терпеливо, раз за разом разъясняла и показывала что и как надо делать. При этом она убеждала нас, что не надо отступать при первой неудаче и при желании всего можно добиться.

Как сейчас помню ее слова: «У каждого человека есть огромные потенциальные возможности, которые, если не стремиться их раскрывать, так и останутся нереализованными. Но если человек хочет прожить жизнь яркую и наполненную, он должен найти те механизмы, с помощью которых его скрытые, до поры до времени, возможности к самосовершенствованию, можно раскрыть».

Для нас, тогда еще «зеленых» юношей и девушек все это было новым. «Мы стремимся, – говорили мы своей новой преподавательнице, – быть профессионалами, но не знаем, как этого добиться, да, и есть ли у нас к этому предпосылки». В ответ Юлия Анатольевна, посмотрев на нас с видом человека, который решил вдруг доверить своим слушателям некую тайну, неожиданно достала из своего портфеля белую картонную папку. Мы молча наблюдали, недоумевая, что уж там такого может находиться?!

Развязав тесемки, Юлия Анатольевна достала пачку страниц с убористым машинописным тестом. Я только и успела разглядеть надпись на первой странице, сделанную крупным шрифтом: Л.Р.   Хаббард. Дианетика   . Ни фамилия, ни слово «Дианетика» ничего ни мне, ни моим друзьям не говорили. И слова нашей учительницы раскрывали нам их тайну. Оказалось, что Рон Хаббард был разносторонне одаренным человеком – писателем, философом, путешественником, изобретателем, основателем новой религии Саентологии, написавший трудов, чуть ли не больше всех известных авторов. Труд «Дианетика» был одним из его первых и наиболее популярным в Америке и далеко за границами Штатов. Листы с машинописным текстом и были той самой «Дианетикой», переведенной на русский язык.

Юлия Анатольевна, рассказывая нам о Дианетике, сообщила, что в ней содержатся рецепты для решения самых разнообразных проблем духовной и физической жизни человека. Она привела пример из собственной преподавательской практики. Опираясь на идеи Хаббарда, она смогла разработать собственную методику постановки голоса. С ее помощью можно научить любого человека овладеть в совершенстве инструментом, данным всем и каждому от природы – голосом. Каждый человек может научиться петь и делать это красиво, профессионально и не утомляясь! Наша преподавательница вновь и вновь убеждала нас, что успехов может добиться каждый, даже и тот, о ком в шутку говорят: ему слон на ухо наступил.

Все было так ново и неожиданно, убедительно и заразительно! Хотелось выбежать из аудитории и самой попробовать реализовать в своей жизни то, о чем нам только что рассказывали. Слова о скрытых потенциалах человеческой личности произвели на меня огромное впечатление. Я всегда верила, что у каждого человека есть огромные нереализованные способности.

Я одной из первых я записалась на занятия Юлии Анатольевны. И чудо действительно произошло! Через пару месяцев я уже пела арии из классических итальянских опер (и это я, всегда считавшая себя не имеющей ни слуха, ни голоса!) Это была моя первая потрясающая победа над собственным неверием, апатией, сомнением, страхом! Что происходящее со мной – реальность, меня убеждал тот факт, что столь же разительные перемены происходили и с моими друзьями, ходившими, как и я, на эти волшебные курсы.

После всего, что с нами произошло, мы все загорелись желанием прочитать книгу Рона Хаббарда. Первая вслух об этом заявила моя подруга Лада. Ей и повезло первой. Как-то на занятиях Юлия Анатольевна отозвала меня в сторону и попросила передать Ладе пакет с текстом книги. Вечером, не заезжая домой, я отправилась к подруге на другой конец города. В трамвае, несмотря на обычную для этого времени толкотню, удалось сесть. В предвкушении столь долго ожидаемой встречи я открыла папку. Наугад развернула рукопись, оказалось, что это была почти середина – Книга Вторая (книга «Дианетика» состоит из трех частей), и начала читать. Уже через несколько минут я никого не видела, и ничего не слышала. Мое внимание сразу привлекло определение «реактивного ума»   и чем больше я читала, тем больше меня потрясало написанное. Про себя подумала: это написал гений!

При следующей встрече с преподавательницей я засыпала ее вопросами: откуда эта книжка, где еще можно найти книги Хаббарда, есть ли его последователи в нашем городе и где с ними можно встретиться? Юлия Анатольевна объяснила, что у нее есть приятельница Ирина Гольдберг – преподавательница немецкого в одном из ленинградских институтов. Она где-то случайно услышала о Хаббарде, и ей повезло обзавестись Дианетикой, но только на немецком языке. После работы, устроившись за своей старой печатной машинкой на маленькой кухне, засиживаясь допоздна, она терпеливо переводила эту книгу в течение двух лет. А когда перевод, наконец, был готов, ее муж – Михаил Гольдберг – начал проводить сессию одитинга   самой Ирине, их друзьям и знакомым.

Я позвонила Гольдбергам, и спустя два-три дня я уже была в их маленькой квартире в районе Ржевка – Пороховые. Туда приходили разные люди, желавшие узнать о Саентологии. Со многими я познакомилась и подружилась. О некоторых с теплотой вспоминаю и сейчас, находясь теперь так далеко от России. Постепенно сформировался устойчивый круг последователей Саентологии. Мы стали частыми гостями в квартире Гольдбергов. Наша группа начала разрастаться. Михаил стал негласным лидером.

Чуть позже у меня появился собственный машинописный экземпляр Дианетики. С ним я почти не расставалась и обращалась к тексту всякий раз, когда сталкивалась с чем-то непонятным вокруг и внутри себя. Этот экземпляр я показывала своим новым знакомым, иногда даже решалась выпустить его из рук, давая на день-два почитать. Всех, кто проявлял заинтересованность и хотел получать одитинг, я, с согласия Миши, направляла к нему домой.

Помню, как-то раз, Миша рассказал трогательную и немного комичную историю первой сессии одитинга, которую он проводил своей жене Ирине. По его словам, руки у него дрожали, и он изрядно волновался. Но все прошло удачно, и Михаил обрел уверенность в себе.

Не знаю, может, он делился своими переживаниями, чтобы я избежала сомнений и страхов, когда я сама буду проходить одитинг. Мне, мою первую сессию одитинга проводил Михаил. Мы возвращались к моменту смерти моего отца. Тогда я была маленькая и тяжело перенесла эту потерю. После сессии я получила огромное облегчение. С этого момента я поверила в могущество Дианетики. Я поняла и поверила, что человеческая жизнь не ограничивается одной жизнью и что я нечто большее, чем телесная оболочка. Я увидела свои прошлые жизни, избавилась от многих нежелательных состояний связанных с моими духовными переживаниями. В процессе получения одитинга у меня появилось новое осознание жизни. Я поняла, что я являюсь духовным существом. Так я вошла в сферу религии.

К тому времени, как я познакомилась с Саентологией, я заканчивала учебу в Ленинградском университете. После госэкзаменов меня распределили на работу в Аналитический центр. Место считалось престижным, да и зарплата по тем временам выплачивалась очень высокая. В те месяцы Центр только что закупил большое количество импортной аппаратуры, оставшейся от зарубежных выставок, проходивших в Ленинграде. Многие сотрудники нашего подразделения усиленно ее осваивали. Но, как все купленное по-дешевке, аппараты отказывались работать или работали через пень колоду. Присмотревшись, я обнаружила, что многих моих коллег это нисколько не огорчает и многие из них не столько работали, сколько имитировали бурную деятельность на неработающей аппаратуре, получая хорошие зарплаты.

Увиденное сильно поразило меня. Я переживала, мне было стыдно за коллег, многие из которых были значительно старше меня. Мне хотелось, открыто высказать свое мнение и попытаться изменить ситуацию, но меня останавливало то обстоятельство, что я еще толком почти никого не знала, да и окружающие все еще видели во мне не столько равного коллегу, сколько вчерашнюю студентку. С этого момента на работу ходить больше не хотелось.

Но на одной из сессий одитинга, которые, как всегда, проходили у Гольдбергов, я поняла, что с такой ситуацией мириться больше не хочу.

На следующий день я отправилась к руководству Центра и высказала то, что меня мучило. Говорила я об этом и со многими сотрудниками. Однако, к моему удивлению, меня выслушивали, но что-либо менять не собирались. Я оказалась одна среди людей, которые теперь откровенно выказывали мне свое неудовольствие, и столь же откровенно советовали «уйти по добру по здорову», и «не мутить воду в коллективе». И не смотря на то, что я сталкивалась с недоброжелательностью, моя честность, смелость стали еще одним шагом, еще одной победой, ведь я переборола опасение высказывать людям правду.

Я ушла из Центра и перешла на работу в Ленинградский университет, где коллектив производил настоящую и интересную работу, к которой я могла подключиться. В Университете очень многие мои сотрудники и друзья искренне заинтересовались рассказами о Саентологии, а некоторые даже прочитали Дианетику. Среди них были заведующий кафедрой кристаллографии, профессор с мировым именем В.А   Франк-Каменецкий, заведующий лабораторией Т.Г.   Петров  . Вспоминаю и Арину Чуракову-Поллард   , ставшую очень хорошей подругой, а после прочтения Дианетики, и моим первым преклиром  .

Другое интересное открытие ждало меня в совсем другой области. С детства у меня было слабое горло. Постоянные простуды и ангины вечно преследовали меня. Занимаясь Дианетикой, я определила причину своих заболеваний. Некоторое время спустя, я поняла, что имеют в виду другие религии под духовным исцелением, например, христиане, когда говорят, что, исповедавшись и помолившись, ты исцеляешься . Я получила свое духовное исцеление!

С каждым днем, с каждым осознанием и победой, мне все сильнее хотелось узнать больше о Роне Хаббарде и других трудах написанных им. Я спросила у Гольдберга, известно ли ему о том, кто еще занимается Дианетикой в других странах. Он ответил, что есть группы в Германии, откуда была привезена первая книга, и в типографском издании книги на последних страницах помещены сведения о некоторых городах, в том числе США, где есть саентологические организации. Мне запомнилось, что он упомянул среди них и Лос-Анджелес. Я предложила направить в один из известных адресов, письмо с сообщением о нашей группе и нашем желании установить связь с другими саентологами. Михаил сомневался, стоит ли это делать, и на то были веские основания – в то время почта, посылаемая за рубеж, проходила строгую цензуру и отслеживалась КГБ. Последствия для нас могли быть самые катастрофические. Но все же после нескольких наших разговоров на эту тему мне удалось убедить в необходимости такого шага. Составить и перевести письмо взялась Ирина Гольдберг.

Прошло несколько долгих месяцев ожидания, прежде чем Миша сообщил, что ответ из Лос-Анджелеса наконец-то пришел. Удивительно было не только то, что ответ пришел, но и то, что он был написан по-русски. Письмо, как помню, было, следующего содержания: «Поздравляем! Вы первые в России начали заниматься Дианетикой! Молодцы! Продолжайте, мы вам всячески поможем, направим книги и пришлем людей, которые вам помогут распространять Дианетику дальше. Это просто замечательно!» А внизу стояла подпись: Миша Прив. Это было в 1990 г.

Нас, небольшую группу активистов примерно из 10 человек, чрезвычайно воодушевил этот факт. И действительно, совсем скоро на имя М. Гольдберга поступила большая посылка с книгами на английском языке. Вся наша небольшая группа приняла деятельное участие в переводе новой литературы. Я помню, что взялась переводить книгу «История человека», это было очень увлекательно. В этом мне помогал один из моих друзей Сергей Троицкий  .

Помню, как в первое время мы мучительно долго искали наиболее подходящие русские эквиваленты терминам, содержащимся в книгах. Например, для «Nerve Assist» мы предлагали до десятка аналогий, но нам всё никак не удавалось найти точное русское словосочетание, пока Сергей не предложил – «нейро-ассист» (Слово происходит от английского assist , что значит «помощь». Ассист – это не медицинская процедура. Ассист: простой процесс, который можно провести человеку для того, чтобы облегчить его состояние. Дело в том, что сам человек, являясь духовным существом, обладает колоссальной способностью влиять на свое тело и на здоровье. Он сам может улучшить состояние своего тела после того, как человеку провели необходимое медицинское лечение. Вся наша группа при общем старании справлялась с неизбежными трудностями переводческой деятельности.

На какое-то время работа переводчиком стала для меня основной. Тогда я и представить не могла, к каким бурным событиям в моей судьбе она приведет меня. За два года с 1990–1991 гг. я перевела многие книги Л. Рона Хаббарда, которые были направлены в бюро переводов международной Церкви Саентологии в Лос-Анджелес.

В 1990 г. из Финляндии в Ленинград приехал миссионер Андерсен  с небольшой группой сподвижников. С этого момента все сильно изменилось. С трудом, нам удалось найти большое помещение в одном из ленинградских Дворцов культуры. Здесь Андерсен и первые русские саентологи прочитали лекцию о Дианетике и Саентологии. В переполненном зале выступали финские друзья-саентологи. Эти, самые первые выступления перед огромной аудиторией, увеличили число сторонников и последователей Саентологии.

Спустя месяц на мой домашний адрес пришло еще одно письмо из-за границы. Конверт, конечно же, был вскрыт и наспех небрежно переклеен. Видимо, многократно цензура интересовалась его содержимым, прежде чем он дошел до меня. Это было письмо от Миши Прива, в котором он мне сообщал, что Бюро переводов готовит к изданию на русском языке «Дианетику» и другие Саентологические материалы и потому требуется русский переводчик, носитель русского языка. Я читала и перечитывала те немногие строки и никак не могла успокоиться. Все, что мне предлагалось, было почти за пределами моей реальности! Это было как письмо с Марса!

В этом же 1990 г., я узнала о важном религиозном обряде Очищении  . Михаил пояснил мне, что в процессе выполнения этого обряда человек избавляется от токсинов, радиации и других вредных веществ, находившихся в организме человека, которые мешают человеку осознать себя духовным существом и в несколько раз уменьшают духовный прогресс во время прохождения одитинга. Описание обряда Очищение было схоже с обрядами других религий – например, когда верующие омывают себя с тем, чтобы стать чистым и телом, и помыслами. Еще позднее я узнала, что профессор Гэрри Д. Боум в книге «Является ли Саентологический рандаун “Очищение” религиозным обрядом», проводит параллели между программой «Очищение» и обрядом Крещения в христианстве – смывания грехов и ритуалом посвящения у мусульман – омовение перед молитвой и другими. Я немедленно прошла обряд очищение и уже после нескольких дней я почувствовала себя совсем иначе.

Примерно в конце 1990 – начале 1991 г. в Ленинград приехал еще один миссионер, на этот раз из Англии – Питер Вакли  . Под его руководством и с его участием было проведено несколько Дианетических семинаров в различных аудиториях. Я очень хорошо помню, как после лекции по Дианетике, которую я организовала для Питера Вакли в Ленинградском Университете, ко мне подходило огромное количество заинтересованных слушателей спрашивая, где можно купить книгу «Дианетика» и разочарованно уходили, узнав, что она даже не опубликована на русском. Это было еще одним ярким свидетельством, убеждающим меня в необходимости быстрейшего издания разных саентологических книг на русском языке.

При поддержке председателя Общества естествоиспытателей ленинградского университета мы получили помещение в главном здании Университета на Университетской набережной, и собрали огромное количество студентов и преподавателей. Выступление вызвало у молодых людей интерес к представленной философии познания мира и человека. Были жаркие дискуссии, подчас звучали сомнения со стороны преподавателей к достижениям, описанным Роном Хаббардом. Еще пару небольших лекций и семинаров Питер Вакли провел в помещении гостиницы, где он остановился. Один из таких саентологических семинаров был по Шкале тонов  . Во время одной из таких встреч, я познакомилась с Татьяной Родюковой (она также была преклиром Михаила Гольдберга) и ее мужем Андреем Якушиным. Татьяна была профессиональным музыкантом и занималась вокалом. Дианетикой же начала заниматься в 1986 г. Еще тогда она организовала группу по взаимному одитингу  у себя дома.

Но более значительным событием при посещении Питером Вакли Ленинграда стало собрание саентологов нашего города у Михаила Гольдберга дома. Оно было необычным, поскольку именно на нем Питер торжественно объявил нас саентологической миссией  . Тем самым официально признавалось, что в СССР существует и успешно действует группа саентологов. Питер Вакли подарил нам первый в практике советских саентологов Е-метр  .

Такие события не могли пройти просто так, все мы чрезвычайно переполнены энтузиазмом. Наши надежды на широкое распространение Саентологии казались не далекой мечтой, а близкой реальностью. Мы решили распространять Саентологию и увеличить количество ее последователей, чтобы достигнуть целей Саентологии – мир без безумия, преступности и войны. Что касается меня, то я занялась распространением Дианетики и Саентологии с еще большим жаром. Организовала проведение религиозных консультаций, создала еще одну группу по взаимному одитингу у себя дома и проводила одитинг трем преклирам.

А вот еще одно сохранившееся у меня свидетельство 1991 г. Письмо от Арины Чуракова-Поллард. В нем есть и такие слова: «Я хочу поблагодарить Ольгу Казицыну за то, что она познакомила меня с книгой «Дианетика» в 1991 г. в Санкт-Петербурге. Мы работали вместе в Санкт-Петербургском университете, и она рассказала мне, что занимается Дианетикой и Саентологией, что это совершенно потрясающая вещь. Ольга рассказала мне о своих победах и духовных осознаниях в одитинге. Я решила, что это то, что мне тоже нужно. Ольга стала моим первым одитором и провела со мной несколько сессий. После этого я приняла решение, что мне необходимо продолжать, так как ясно поняла, что есть не только одна жизнь, и я – духовное существо».

В 1991 г. в Ленинград вновь приехал Питер Вакли. И у меня в руках было долгожданное приглашение из Америки от Бюро переводов. Приглашения вместе со мной получили и другие члены группы – Ирина и Миша Гольдберг, Татьяна Родюкова и Андрей Якушин.

Вскоре я получила визу и вылетела в Лос-Анджелес навстречу переменам в моей жизни. Через некоторое время Миша Прив организовал и оплатил приезд Татьяны Родюковой и ее мужа на празднование нового года  . И уже в новогодний вечер 1991–1992 г. Татьяна Родюкова стояла на сцене в огромном зале Шрайна в Голливуде в Лос-Анджелесе и принимала награду за успешное распространение Саентологии в России! Зал из нескольких тысяч зрителей взорвался нескончаемыми овациями, которые продолжались в течение нескольких минут и все никак не могли остановиться. Как мне потом рассказывали мои друзья-американцы, это был незабываемый момент. Красивая русская женщина в длинном светло-зеленом платье стояла на сцене, улыбалась и махала рукой – теперь россияне смогут узнать о Саентологии! Остатки «железного занавеса» разлетались в клочья!

Как я уже упоминала, самый первый перевод Дианетики, с которого, собственно, Саентология и начала свою жизнь в советских условиях, был выполнен Ириной Гольдберг в середине 80-х гг. Ирина была опытной переводчицей, и потому перевод получился хорошим и литературным. Но погрешности были и они объяснялись и тем, что перевод осуществлялся с немецкого, поэтому я сделала более точный перевод книги. И весной 1992 г. я увидела … «О, Боже!» Это были большие толстые фолианты. На обложке золотым тиснением высвечивались русские буквы, складывавшиеся в столь заветное слово «Дианетика». Зеленый кожаный переплет придавал им солидность, вид серьезного научного труда. Это было очень красивое подарочное издание. Тираж был небольшим, всего несколько сот экземпляров. Моей задачей стал поиск возможности отправить этот драгоценный груз в Санкт-Петербург. На мое счастье мой преподаватель английского Рэнди Пэйн  , буквально через несколько дней собирался в Россию. Он должен был участвовать в Москве в первой конференции WISE  , а затем планировал побывать и в Санкт-Петербурге. К моей радости, Рэнди с удовольствием согласился помочь мне. По прибытии в Санкт-Петербург он передал книги Татьяне Родюковой. Таким образом, первые 20 стандартных опубликованных Дианетик и 20 Дианети-ческих семинаров на русском языке попали в Россию весной 1992 г! Это было большим достижением!

Очень хорошо запомнила, как в середине 1992 г, еще один миссионер – Деби Мейс, взяв мои переводы на русский курсов «Успех через общение» и «Дорога к счастью» отправилась в Москву. «Мы обязательно откроем Саентологическую Миссию в Москве и очень скоро!» Как она потом рассказала, на одном из Дианетических семинаров в Москве, она познакомилась с Владимиром Куропятником. В конце 1992 г. Владимир приехал в Америку изучать Саентологию и вскоре, вернувшись в Москву, зарегистрировал в Москве первую церковь Саентологии в России.

Хочу здесь отметить, что среди русских, которые бывали на различных мероприятиях в Лос-Анжелесе, связанных с именем Хаббарда и где я переводила, были не только саентологи. К примеру, один известный российский поэт выступал во Флаге со своими произведениями. В апреле 1997 г. ежегодный праздник в Клубе Первооткрывателей в Нью-Йорке посетил космонавт из России. Он был торжественно принят в общество «Друзья Рона»!

Проживая в Америке, я познакомилась со многими интересными людьми из различных стран. Всех их объединял интерес к Саентологии и стремление достичь в ней успеха. Но немало было среди них и тех, кто с огромной любовью и добротой относился к России, выражал намерение максимально помочь россиянам в ознакомлении с творчеством Л.Р. Хаббарда. Отдельно я хочу упомянуть в своих воспоминаниях Кристину Томзак, потрясающего человека и энтузиаста своего дела.

Кристина сделала огромный вклад в распространение идей Хаббарда в России, неоднократно приезжая туда с миссиями, на собственные деньги, покупая литературу для распространения в России. Я начала работать с Кристиной в июле 1992 г. и по ее просьбе перевела «Кодекс Чести», материалы по членству в WISE и первые три главы Саентологической Этики  . Эти переводы Кристина успешно распространяла в России во время своих поездок туда. В апреле 1993 г. Кристина организовала и спонсировала обмен студентов между московской школой и американской саентологической школой. Я активно ей помогала в этом. Я работала с преподавателями 34 московских школ и во время их прохождения курса «Как учиться».

В мае 1995 г. мы с Кристиной побывали в Москве с миссией распространения Саентологии. Мы провели кампанию по книге Хаббарда «Дорога к счастью» и «Как учиться» среди представителей бизнеса, культуры, искусства и правительства, а также знакомили их с книгой «Дианетика». Мне запомнилось, что среди них были глава Аналитического отдела аппарата Президента, генерал ОМОНа, руководящее звено Гжельской фабрики, председатель общества «Знание», руководящее звено и студенты Юридической академии. Через несколько дней нам позвонил генерал ОМОНа и попросил привезти ему саентологическую литературу. Мы тут же загрузили полный багажник книг и отправили их в ОМОН!

В декабре 1996 г. я вновь посетила Россию. В этот раз я сопровождала Кристину Томзак и Брюса Вайсмана  . Целью их поездки было открытие первой в России Комиссии по правам человека. Было очень много встреч с представителями общественности, бизнеса и культуры. Мы были заняты с утра до ночи, но все равно было радостно осознавать, что, выполняя синхронные переводы для Кристины и Брюса, я способствовала еще лучшему распространению Саентологии среди этой категории слушателей. Одновременно это было своеобразным приближением еще к одной моей мечте – способствовать распространению Саентологии в России.

Когда-то, в 1984 г. в Санкт-Петербурге сформировалась группа саентологов из нескольких человек, которая начала знакомить людей со своей верой, совершать обряды и обучать религии. За 20 лет из маленькой группы, религиозная группа саентологов в Санкт-Петербурге увеличилась до 2,0 тысяч прихожан. И теперь каждую неделю в большом зале проводятся воскресные службы. Проводятся религиозные обряды: венчание, наречение, посвящение в духовный сан, прощание с усопшим.

Мои частые приезды в Россию убеждают меня, что инициатива, труд и надежды нашей небольшой ленинградской группы энтузиастов, двадцать лет, назад познакомившихся с Саентологией и начавших её распространение, оказались не напрасными. Многим россиянам Дианетика и Саентология помогла выстоять в непростые годы социальных перемен и стать сильными духом. Сегодня саентологические группы есть во многих городах России, они объединяют сотни и тысячи людей. Книги, фильмы, брошюры, Писание Саентологии можно купить практически в каждом крупном книжном магазине. Саентология пришла в Россию и осталась в ней! И я очень горда, что приняла в этом непосредственное участие и благодарна всем, кто помогал и поддерживал меня. Ведь по сути это не просто появление религии Саентологии в России, а намного большее. Саентологи неустанно трудятся над тем, чтобы улучшить духовное и моральное благосостояние человечества. Многие участвуют в официальных социальных программах таких, как международное движение против наркотиков, объединяя заинтересованные общественные группы, организовывая форумы для широкого информирования людей о проблемах, связанных с наркотиками, проводя лекции по профилактике наркомании и образовательные конференции. Или в кампаниях по правам человека. Потому что саентологи считают, что широкое применение прав, изложенных во Всеобщей декларации прав человека, не только приведёт к повсеместному уменьшению нарушений прав человека по всему миру, но и значительно уменьшит всплески возмущения, которые вызывают расовые и религиозные конфликты и которые используются террористами. Ведь любые документы о правах человека, независимо от благородности намерений, не имеют практической пользы, если они не известны или не понятны и их не применяют.

Но главное влияние Саентологии на общество, быть может, оказывается на гораздо более личном уровне, путем непосредственного общения, которое приходит каждый раз, когда саентолог помогает другому человеку. Эти частные, казалось бы, мелкие случаи благотворительности оказывают подлинное живительное воздействие на души ближних. Ведь люди, которым помогли, никогда не забудут помощи, даже если она не становится широко известной.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 «Дианетика: современная наука душевного здоровья» – одна из первых книг Л.Р. Хаббарда; опубликована 9 мая 1950 г. Дианетика (от греческих слов «dia» – через и «nous» – душа, разум) – технология духовного исцеления. Она работает с последствиями воздействия духа на тело.

Саентология (от латинского «scio» – знать и греческого «logos» – слово; «знание о том, как знать») – прикладная религиозная философия, разработанная Л.Р. Хаббардом; ее назначение – изучение духа и работа с ним в его взаимоотношениях с самим собой, Вселенной и другой жизнью.

 Реактивный ум – часть разума, которая работает исключительно по принципу раздражение-ответ; он неподвластен волевому контролю человека, применяет силу, управляя сознанием человека, его целями, мыслями, телом и действиями.

 Одитинг (от латинского «audire» – слышать, слушать) – форма дианетической и саентологической консультации, может характеризоваться как исповедь. Одитор (от латинского «audire» – слышать, слушать) – священник или тот, кто учится на священника и может проводить одитинг. Сессия одитинга   – период, в течение которого одитор проводит одитинг преклиру.

 В 1996 г. он приезжал в Клирвотер, штат Флорида, США по приглашению саентологической школы, где я тогда работала научным директором, и мы вместе преподавали детям саентологов курс по выращиванию кристаллов с применением технологии обучения Хаббарда.

 Впоследствии Арина стала сотрудником первой миссии г. Санкт-Петербурга, а позже стала сотрудником более продвинутой в саентологической иерархии организации в Англии. 

 Преклир (от «преклир») – человек, который еще не стал клиром; который одитируется и, таким образом, узнает больше о себе самом и о жизни; находится на пути к клиру. Клир – наиболее желательное состояние человека, которое достигается при помощи одитинга; у клира больше нет нерационального поведения.

 Тогда, от Сергея, я узнала, что одна его знакомая семья, жившая в Ленинграде, еще в конце 60-х прочитали Дианетику на английском языке.

 Андерсен – миссионер из Финляндии.

 Очищение – саентологический религиозный обряд, в ходе которого человек избавляется от вредных воздействий медикаментов, химикатов, наркотиков, радиации и токсинов, которые вызывают снижение восприятия, затуманенность и препятствуют полному духовному развитию человека.

 Питер Вакли – первооткрыватель и распространитель Саентологии во всем мире. Он распространил Саентологию в Пакистане, Индии и др. странах.

 Шкала тонов – часть Саентологического Писания, в которой описаны тона человека. Под тоном понимается быстро проходящее или постоянное эмоциональное состояние человека.

 Взаимный одитинг – группа людей и место, где собираются люди, которые проводят одитинг в одном помещении рядом друг с другом

Миссия – группа человек из 20-ти, которые вносят свой духовный вклад в общество, знакомят людей со своим вероисповеданием, совершают обряды, церемонии и обучают своей религии.

 Е-метр (сокращение от «электропсихометр») – специально разработанный прибор, который помогает священнику обнаружить области душевных страданий у человека. Е-метр не является диагностическим, медицинским или самопишущем прибором.

 Событие, в котором принимают участие саентологи со всего мира и подводят итоги достижений за год.

 Ранди Пэйн – миссионер, распространитель Саентологии по всему миру, преподавал программу «Английский как второй язык» основанная на материалах Л. Рона Хаббарда. Преподавал в Китае, Венгрии, России.

 WISE – Всемирный институт саентологических предприятий. Организацией, которая распространяет административную технологию Л. Рона Хаббарда в мире бизнеса.

 Саентологическая этика – книга, написанная Л. Роном Хаббардом. Этика – это личный предмет. По определению, это слово означает «изучение общей природы моральных норм и определенных моральных выборов, которые делаются личностью в ее взаимоотношениях с другими». Когда кто-то является этичным или «применяет этику», это соответствует его собственному определению и делается им самим.

 Брюс Вайсман – Исполнительный директор Международной комиссии по правам человека. Гражданская комиссия по правам человека – организация. Которая расследует случаи нарушений прав человека, допускаемых психиатрией, делает эти случаи достоянием общественности и активно работает над устранением опасных практик из сферы лечения душевных расстройств.