Роль религиозного фактора в оптимизации процесса морально-психологической адаптации молодого человека к условиям военной службы

К.С. Лещун
(г.   Москва)

Роль религиозного фактора в оптимизации процесса морально-психологической адаптации молодого человека к условиям военной службы

Вооруженные Силы – специфическое сообщество, в котором многое определяется личностью, уровнем ее профессионализма, но еще больше – степенью ее гражданской зрелости и духовности.

Вооруженные Силы России сейчас находятся на этапе реформирования. Основными направлениями реформы являются: оптимизация системы управления войсками, модернизация вооружения, повышение профессионализма личного состава. Переход к профессиональной армии – это основа сохранения боеготовности при значительном сокращении численности военнослужащих.

Особая проблема – комплектование Российской армии военнослужащими срочной службы. В настоящее время из всего призывного контингента, имеющегося в России, проходит военную службу только каждый десятый юноша. Уровень образования прибывающих призывников значительно снизился, так как студенты, обучающиеся по очной форме обучения в государственных, муниципальных и имеющих государственную аккредитацию негосударственных образовательных учреждениях, пользуются отсрочкой от призыва в соответствии с Федеральным законом РФ «О воинской обязанности и воинской службе» (ст. 24)  . Ситуация будет осложняться и в ближайшем будущем в связи с прогнозируемым в 2005–2007 гг. демографическим спадом. Укомплектованность армии в этот период может составит лишь 40–50%  . Наряду с огромной неукомплектованностью, уже призванные в армию являются во многих отношениях проблемным контингентом. 40% призывников имеют образование ниже среднего, при этом каждый четвертый до призыва нигде не работал и не учился; около 8% систематически употребляли спиртные напитки, 5,4% пробовали наркотики и токсические вещества, около 12% имели приводы в милицию, 8% привлекались к суду.

Особое значение для боеготовности армии имеет морально-психологическое состояние военнослужащих, ясность и устойчивость их ценностных ориентаций. В условиях глубоких социально-политических преобразований, происходящих в стране в последние полтора десятка лет, проблема формирования ценностных ориентаций личности, ее социализации обрела особую актуальность, поскольку ее решение выполняет существенную стабилизирующую роль.

Проблемы социализации и формирования ценностных ориентаций личности до недавнего времени рассматривались преимущественно с точки зрения «социалистической личности», то есть усвоения человеком предъявляемой и во многом навязываемой ему идеологизированной системы ценностей. Сегодня, когда логика общественного развития требует усиления личностного начала, ответственности и активности человека, все более значимыми становятся факторы саморазвития и ценностного самоопределения личности.

Особенно важно наличие этих качеств у военнослужащих, поскольку специфические условия армейской службы предъявляют к ним повышенные, а порой, новые требования, обусловленные необходимостью соблюдения режима секретности, поддержания дисциплины, безопасности военных городков, гарнизонов и объектов. Из соблюдения таких мер, собственно, и складывается боеготовность армии и обороноспособность страны. Контроль за работой информационных структур на территориях военных объектов, а также описанные выше особенности армейской дисциплины сгладили и отсрочили социокультурный кризис в ВС РФ.

Основным и сразу сильно действующим на личность призванного на воинскую службу человека фактором является ограничение свободы. Выполнение долга по защите безопасности государства сопряжено с ограничением его личных прав и свобод: свободы перемещения, а также, в определенной мере, свободы слова, свободы совести и вероисповедания.

Как пишет английский военный психолог Норманн Коупленд: «Величайшей неприятностью, которую испытывает солдат после поступления на военную службу, является потеря им личной свободы. Его обязывают жить по распорядку, составленному кем-то другим. Даже его вечерний отдых, когда он вправе считать себя свободным, часто регулируется командирами. Он не волен одеваться по своему вкусу или идти, куда ему хочется. Ему могут приказать делать то, что ему совсем не нравится. Вся его жизнь идет не так, как ему хотелось бы. Его личность поглощена коллективом»  .

Бессмысленно ждать от солдата, что он спокойно примирится со всеми ограничениями, а тем более, – все это ему понравится.

Негативное влияние на духовно – психологическое самочувствие солдата – срочника оказывает также ограничение личностно значимой для него информации, неудовлетворенная потребность в общении с близкими, родственниками, а также – неудовлетворенность духовных потребностей.

Результаты опроса 185-ти военнослужащих по призыву, проведенного отделом воспитательной работы Войск радиационной химической и бактериологической защиты в 2001 г.  , показывают:

–  имеют потребность получать больше информации о своих близких, своей семье, домашних делах и т.   п. 64% опрошенных;

–  потребность в дополнительной возможности общения с людьми, близкими им по интересам, взглядам, мнениям, имеют 43% опрошенных, а 25% из них указывают, что это им просто необходимо;

–  57% опрошенных указывают на недостаточное или весьма малое удовлетворение их духовных потребностей, а 14% считают, что подобные потребности почти не удовлетворяются;

–  объемом информации по интересующим их вопросам политики, культуры, спорта, моды и т.   п. не удовлетворены или удовлетворены в малой степени 79% опрошенных.

Анализ перечисленных выше факторов позволяет сделать вывод о том, что основным психогенным воздействием условий воинской службы является блокирование многих привычных и естественных потребностей личности в силу специфики воинской деятельности. Спектр этих потребностей довольно широк: от чисто биологических до социальных. Особая общественная значимость и жесткая регламентация служебной деятельности вынуждает человека отказывать себе во многом. Приходится ломать привычки вкусно поесть, подольше поспать, заняться любимым делом по своему усмотрению, что в казарме неуместно или же невозможно. Весьма ограничиваются сексуальные потребности, строго запрещено употребление алкоголя, нарко-тических средств, что, к сожалению, далеко не редкость среди призывного контингента российских парней, а это, в свою очередь повышает психо-генность условий службы для таких молодых людей. Хотя фрустрирующее влияние армейской среды обусловлено, как уже указывалось, спецификой воинской деятельности и ее высокой социальной значимостью, особой общественной функцией Вооруженных Сил, тем не менее, даже при осознании личностью важности причин существования описанных выше факторов, их психотравмирующее воздействие полностью не устраняется.

Здесь многое зависит от адаптационной способности молодого солдата, т.   е., по определению Г.И. Пустоваловой  , способности приспосабливаться к различным требованиям среды без конфликтов с ней и без внутреннего дискомфорта.

Наблюдения показывают, что у верующих военнослужащих процесс адаптации к непривычным и, главное – неблагоприятным условиям несения службы, протекает мягче и быстрее. Можно с большой долей уверенности утверждать, что помогает в этом восприятие своего гражданского долга как заповеданного Богом нравственного долга любви к ближним, переносимых трудностей – как посылаемых им испытаний и, наконец, сознание того, что «все в руках Божиих».

То есть потенциально негативные переживания, связанные с выпол-нением обязанностей и изменением образа жизни, нейтрализуются положи-тельно окрашенными религиозными переживаниями.

По словам протоиерея Константина Татаринцева – заведующего сектором Военно-воздушных сил в синодальном Отделе по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями Московского патриархата, внутренней мобилизации психических ресурсов солдат способствует духовный опыт, приобретенный благодаря религии. Делясь с автором своим опытом общения с верующими военнослужащими , он отметил, что молодой человек, оторванный от дома, но имеющий возмож-ность отправлять свои религиозные потребности в ближайшей к воинской части церкви, не чувствует себя брошенным. Общение со священником и прихожанами, участие в богослужениях помогает ему преодолевать тяготы военной службы.

Верующий человек, призванный на военную службу, как правило, неплохо подготовлен к физическим нагрузкам, требованиям режима, рациону питания и т.   д., поскольку нормы религиозной жизни в той или иной степени воспитали его в духе самодисциплины, воздержания и самоограничений, в том числе – что особенно важно – в отношении наркотиков, спиртных напитков, табакокурения. По крайней мере, знакомство с религиозной регламентацией образа жизни и поведения помогает ему легче воспринимать и иную регламентацию – солдатскую.

Религиозные убеждения могут быть мощным стимулом добросовестного и даже героического поведения воина. Это учитывал знаменитый русский полководец А.В. Суворов, который каждое требование военной службы возводил в ранг священного долга, предписываемого верой. Он считал, что основа воинского кодекса – в учении православной церкви, что нравственность существует только религиозная. Суворов сам составил молитвенник и краткий катехезис для солдата.

Анализируя опыт работы священнослужителей Русской православной церкви в воинских подразделениях, С.Ю. Чимаров  выделяет два компонента осуществляемого ими религиозно-нравственного воспитания: богослужебный и внебогослужебный.

Богослужебный компонент является доминирующим и включает: общие богослужения, молебны, крестные ходы, а также освящение полкового знамени, фортификационных сооружений, вооружения и боевой техники, казарм, изучение Закона божьего.

Богослужебный компонент работы священника с военнослужащими направлен на удовлетворение их религиозных потребностей, на религиозное просвещение, на формирование убеждений в том, что служба в армии является священным долгом верующего человека.

Внебогослужебная деятельность священника включает: сбор и обобщение информации о морально – психологическом состоянии военнослужащих; проведение индивидуальных и коллективных пастырских бесед, в том числе, о грехе пьянства и наркомании; изучение Закона Божьего – для верующих и, по желанию, – для неверующих; благотворительную деятельность и т.   д.

Основной задачей работы духовенства с военнослужащими является создание здоровой морально-психологической атмосферы в частях и подразделениях, привитие любви к Отечеству и Армии, верности гражданскому долгу, воспитание воинской чести, храбрости, стойкости и взаимовыручки.

В этом отношении весьма полезным представляется прошлый опыт работы православного духовенства в Российской Армии. В царской России Православной церкви принадлежала главная роль в религиозно-нравственном воспитании военнослужащих. Однако при этом важно отметить, что деятельность священнослужителей регламентировалась командирами.

Православная церковь в прошлом накопила большой опыт и в борьбе с таким злом, как суицид. В армии мера этого зла тем более велика, что потенциальный самоубийца вооружен и равнодушен не только к собственной жизни, но и к жизни окружающих. Поэтому последствия его рокового шага могут быть самыми страшными.

Церковь всегда утверждала, что корень этого страшного зла не столько в «болезненной нервозности» человека, в неблагоприятных обстоятельствах его жизни, сколько в отсутствии или утрате надежды на лучшие времена, веры и надежды на Бога, который «никому не посылает крест свыше его силы» (1 Кор. 10, 13).

Опираясь на опыт работы священников с лицами с неустойчивой психикой, потенциально склонных к суициду, Церковь, в качестве мер по ограничению и предупреждению этого зла, высказывалась за то, чтобы: не печатать газетных сообщений о добровольно расставшихся с жизнью; вместо известий о самоубийствах публиковать материалы о таких деяниях, которые могут возбуждать отвагу и гуманные чувства у людей и возвышать народный характер; в обществе следует формировать не просто отрицательное, но презрительное отношение к самоубийству как к преступлению против Бога, а также семьи и общества; опровергать мнение, будто самоубийство совершают люди с сильной волей и твердым характером.

Следует отметить еще один аспект благотворного влияния религии на общую нравственно-психологическую атмосферу в воинских коллективах. Дело в том, что верующие военнослужащие своим обликом и стилем поведения способны оказывать воздействие на сослуживцев. И чем большей является их доля в составе того или иного подразделения, тем это воздействие ощутимее. Между тем, по данным общеармейского социологического исследования, проведенного в 2003 г.  , около 400 тысяч военнослужащих (то есть каждый третий), считают себя верующими. Из них православные – 76%, мусульмане-9%, буддисты – 3%, другие вероисповедания – 12%. Это в 1,3 раза больше, чем в 2001 г.

Прошлый опыт взаимодействия Российской армии и Русской православной церкви, пастырского окормления военнослужащих сегодня вновь востребован. Естественно, в него вносятся необходимые коррективы, соответствующие новым общественно-политическим условиям в стране, светскому характеру государства, праву граждан на свободу совести, включая право исповедывать любую религию или быть неверующим.

Взаимодействие Церкви и Армии осуществляется на основе Соглашения о сотрудничестве, подписанного в 1997 г. между Русской православной церковью и Министерством обороны. Ответственность за реализацию этого соглашения со стороны Церкви лежит на епархиях. В настоящее время российских военнослужащих окормляют 2000 епархиальных священников, из них 950 – на постоянной основе.

На территории воинских частей, соединений, отдельных военно-учебных заведений открыты 156 храмов и часовен. 400 монастырских и приходских храмов, находящихся недалеко от мест дислокации воинских частей, также посещают военнослужащие.

И все же, отношения между армией и религиозными организациями пока еще складываются во многом стихийно: в частности, имеет место недооценка важности взаимодействия с мусульманскими, буддистскими, иудейскими, основными протестантскими объединениями. Это необходимо для обеспечения условий удовлетворения религиозных потребностей военнослужащих – последователей данных религий и религиозных направлений, исполняющих свой долг. Не во всем совпадают интересы, с одной стороны, представителей религиозных организаций, стремящихся, в конечном счете, обратить религиозную проповедь ко всему составу воинского подразделения, включая и неверующих, и командования – с другой, которое к деятельности духовных лиц подходит зачастую узко-прагматично, исходя из задачи оздоровления морально-психологического климата в воинском коллективе. Единственно приемлемой основой выстраивания взаимоотношений между Российской Армией и религиозными объединениями могут быть принципы свободы совести, включая свободу вероисповедания, и правового равенства религиозных организаций, зафиксированные в Конституции Российской Федерации.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 «О воинской обязанности и воинской службе»: Федеральный закон № 53 ФЗ // Российская газета, 2 апреля 1998 г.

 «Посчитали по осени» // Независимое военное обозрение. № 2. 25–31   ян-варя 2002 г.

  Норманн Коупленд . Психология и солдат. Воениздат, 1996.

 Архив Главного управления войск радиационной химической и бактериологической защиты.

 Психологические и социально-психологические особенности адаптации студента: (Материалы симпозиума). Ереван, 1973. С. 322.

6  Интервью с протоиереем Константином Татаринцевым, заведующим сектором ВВС в синодальном Отделе по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями Московского патриархата // Архив автора.

  Чимаров С.Ю . Религиозно-нравственное воспитание в Российской армии. Мысли, изречения, исторический опыт. Санкт-Петербург. 1998.

 Архив ГУВР МО РФ. Ноябрь 2003 г.