Государство и религиозные объединения в Республике Казахстан: новые реальности и перспективы развития

В.А. Иванов
(Казахстан)

Государство и религиозные объединения в Республике Казахстан: новые реальности и перспективы развития  

Прежде всего, позвольте выразить глубокую благодарность инициаторам и устроителям этого высокого научного форума за приглашение участвовать и сам факт проведения этой конференции.

Актуальность темы, вынесенной на наше обсуждение, особенно высока. Более того, она постоянно возрастает. Это объяснимо, ведь те изменения, которые произошли в общественной жизни всего мира в течение последних пятнадцати-двадцати лет, обусловлены едва ли не в первую очередь кардинальными переменами в сфере человеческого сознания, сфере движения духа. Стимулятором этих перемен стало осознание социально-экономических и политических изменений, происшедших на постсоветском пространстве.

Данный процесс, многовекторный и исключительно многообразный, весьма своеобразно накладывается на процессы глобализации. Это обуславливает глубокие перемены в общественном сознании «бывших» советских людей, вызывая далеко неоднозначные, очень сложные и, подчас, мучительные переоценки нравственно-духовных ценностей общемирового, национального и личностно-мировоззренческого масштаба.

Происходит формирование новых понятий, в том числе и в сфере государственных идеологий, концепций национальной, региональной и мировой безопасности, а также концепций внутренней политики в этнонациональных, религиозно-конфессиональных, социально-политических и других отраслях.

Как следствие, резко возрастает роль религии и ее институтов.

В современных условиях, с уходом в прошлое идеологического унитаризма, одним из главных факторов стабильности динамично изменяющегося мира делается религиозный. Именно поэтому на нынешнем отрезке мировой истории все более актуальным является углубленное изучение различных составляющих данного фактора, многие из которых напрямую связаны с процессами, изменяющими духовно-нравственное бытие и дальнейшее развитие народов всего мира.

Особенно актуальным это представляется для стран, возникших на постсоветском пространстве.

Можно отметить, что для подавляющего большинства этих государств и их современных правительств вопрос о влиянии религиозного фактора приобрел особо важное значение. Из чисто теоретических он очень динамично метаморфозировался в актуальнейшую проблему современности. Нынешняя ситуация не только в Центрально-Азиатском регионе, но и большей части СНГ, показывает различные подходы к попыткам теоретического рассмотрения и политической постановки этих задач. Они, в свою очередь, обретают многообразие из-за оформившихся в течение последних 10–15 лет национальных и политическими реалий. Как следствие, в разных странах имеются различные политические подходы и методы разрешения этих задач, имеющие, однако, сходные политические последствия для большинства стран. Действия в политической сфере реализуются в законотворчестве, нередко, впрочем, им предшествует долгая и противоречивая выработка соответствующей идеологической позиции, которая затем закрепляется в законах.

Существенным документом, определяющим возможности государства в сфере регулирования деятельности религиозных организаций в Республике Казахстан, является «Декларация об искоренении всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений», принятая ООН в 1981 г. Согласно этой Декларации, имеется только следующий режим ограничения прав в обозначенной сфере: «Свобода исповедывать религию или выражать убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц» (§ 3 ст. 1).

Конструктивный подход к религиозным вопросам отмечался в Республике Казахстан с первых дней независимости. Суверенное государство одним из первых законов приняло Закон «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», который, с небольшими изменениями, действует и поныне.

Внимание вопросам реализации прав на свободу совести, как правило, уделяется на самом высоком уровне. Так, обращаясь с Посланием к народу Казахстана в феврале 2005 г., Президент Казахстана Н.   Назарбаев говорил, что «…нам чужды нетерпимость или религиозный фанатизм. Эта духовная традиция, эта открытость Божьему слову в любом обрамлении – одна из важнейших основ межконфессионального согласия в Казахстане. Мы известны миру своей толерантностью, межэтническим, межконфессиональным согласием и диалогом…»  . Тем самым вопрос о мирном сосуществовании и взаимодействии народов, религий, государств и правительств переходит из чисто теоретических в плоскость важнейших политических задач. Отношения между религиозными объединениями и государством являются важнейшим аспектом стабильности казахстанского общества. Отсюда следует то огромное значение их для стратегии и тактики развития Республики Казахстан.

При этом отмечалась необходимость оградить человеческое сообщество от религиозного экстремизма в будущем. Именно на эти цели направлены Съезды мировых и традиционных религий – крупнейшие международные межрелигиозные форумы, проходящие в Астане.

Под отношениями между государством и религией мы понимаем не только непосредственные отношения между конфессиями и местными органами власти, хотя это также весьма обширная сфера, но и контекст этих отношений, а именно: отношения религиозных объединений с государством; законодательство, регламентирующее эти отношения; сферу социального служения конфессий, их совместную деятельность в области воспитания и образования, благотворительности и т.   д. Помимо этого, рассматриваемый контекст содержит в себе значительный пласт аспектов, связанных с влияни ем на межконфессиональные отношения (внутри Казахстана) из-за рубежа – из духовных центров разных конфессий и политизированных религиозных организаций и, соответственно, государственное реагирование на такое влияние.

Отмечая положительные итоги развития межрелигиозных и государственных отношений в Республике Казахстан за последние 15 лет, можно отметить в качестве положительного рост как абсолютного количества всех религиозных объединений, существовавших здесь ранее, так и возникновение новых течений, принесенных миссионерами с Востока и Запада. Таково свойство нашей страны – она расположена на евразийском перекрестке и, как отмечал Глава нашего государства, открыта всем религиозным влияниям. Тем не менее, основная масса населения по-прежнему принадлежит к двум традиционным религиям – Исламу и Русской православной церкви, к которым причисляют себя не менее 95% верующих в нашей стране.

В настоящее время состояние межконфессиональных отношений в Казахстане можно оценить как позитивное, толерантное и благожелательное. В основе такой ситуации можно отметить как относительно невысокую религиозность населения (если обобщить социологические исследования по оценке уровня и глубины религиозности, то в среднем около 40% населения – верующие), так и определенную «мягкость» форм вероисповедания двух основных для Казахстана конфессий: Ислама и Православия. Это определяется как ханафитским мазхабом Ислама (абсолютно доминирующей в РК) и толерантностью позиции Русской православной церкви.

С начала 90-х гг. существенно выросло количество религиозных объединений (например, применительно к Исламу оно увеличилось в десятки раз), созданы соответствующие управленческие структуры. Казахстанские мусульмане впервые обрели свой духовный центр – Духовное Управление Мусульман Казахстана, который осуществляет свою вероисповедную деятельность. При нем созданы образовательные структуры, в том числе не имеющие аналогов в СНГ, такие, как Университет Исламской культуры «Нур-Мубарак». В сентябре 2004 г. состоялся первый выпуск студентов, среди которых было немало практикующих имамов, получивших направления в мечети различных регионов страны. Указанный университет пока не в состоянии покрыть потребности многочисленных мечетей в подготовленных кадрах имамов и при Духовном управлении мусульман Казахстана создан Институт повышения квалификации имамов. Деятельность Управления этим не исчерпывается – к ней относятся и строительство мечетей, и организация хаджа, издательская деятельность и многое другое.

Свою позицию по отношению к государству мусульмане определяют в рамках действующего законодательства следующим образом: подчеркивается, что Ислам, являясь мирной религией, строит дружеские отношения со всеми другими религиями, которые признают Законы РК. Вместе с тем, Ислам в Казахстане не покидает, своей канонической почвы. Он вступает в отношения как с государством, так и с обществом (в котором функционируют иные конфессии) на принципах поддержания мира, толерантности, веротерпимости и стремления к диалогу со всеми, кто в таком диалоге заинтересован и не несет вреда мусульманам  . Казахстанский Ислам способен к развитию и приближению своего содержания к потребностям времени.

С обретением Казахстаном независимости изменилось также и положение других религий. Прежде всего, необходимо отметить, что все конфессии, которые действовали в РК в тот период, получили абсолютно безвозмездно в свою неограниченную собственность религиозные здания и земельные участки, на которых они располагались. Среди них немало выдающихся памятников архитектуры и культуры, в том числе жемчужина деревянного зодчества – здание Свято-Вознесенского кафедрального собора в Алматы, вошедшее в перечень ста выдающихся памятников ЮНЕСКО.

На положение РПЦ благотворное влияние оказывает учреждение трех епархий, объединенных в единую Митрополию. Воссозданы многочисленные церковные структуры и церковные функции. Строятся многочисленные храмы и монастыри.

Русская православная церковь в РК руководствуется общепринятыми положениями, согласно которым межконфессиональные отношения признаны объективной данностью, средством единения общества, методом противостояния экстремизму и терроризму и основой для религиозной политики как внутри государства, так и вовне.

Также желательной формой межконфессиональных отношений для РПЦ является диалог. Принципами этого диалога являются: равенство, толерантность, умение идти на уступки, ясное видение целей диалога.

Аналогично укрепилось положение Римско-католической и Евангелическо-Лютеранской церквей, Иудейской религии и других традиционных религий. В частности, в Римско-католической церкви также создана Митрополия, ряд диоцезов, повсеместно строятся соборы, здания монастырей и др. Необходимость «новой евангелизации» на территории бывшего СССР обосновывается «60   летней политикой официального атеизма в СССР». «Новая евангелизация» потребовала назначения епископов или Апостольских администраторов в ряд новообразованных диоцезов в Казахстане. При этом специально подчеркивается, что «…целью Апостольских структур, которые епископы и Апостольские администраторы организуют на вверенных им территориях, должно стать служение нуждам имеющихся там католических общин. Таким образом, Католическая церковь ни в коем случае не должна вступать в соперничество с Русской православной церковью или с другими христианскими Церквами, присутствующими на той же территории».

Следует отметить, что к 2003–2005 гг. практически восстановлено количество приходов Римско-католической церкви, а также численность религиозных общин Евангельских христиан-баптистов, Адвентистов седьмого дня, Евангелическо-Лютеранской церкви. Абсолютно возросло количество собраний Свидетелей Иеговы. В некоторых населенных пунктах их число увеличилось в десятки раз, а всего по Казахстану в 12–13 раз.

В связи со всем изложенным выше, возникает проблема прозелитизма. Все стороны межконфессионального диалога в Казахстане подчеркивают, что для его успеха следует отказаться от активных форм агитации перехода верующих из одной конфессии в другую. Это верный акцент диалога между конфессиями, и «традиционные» религии Казахстана – Ислам, Православие, – не ведут сколько-нибудь заметной прозелитической деятельности. Не практикуют его практически и национальные религии, например, Иудаизм. Нет прозелитизма в имеющей характер национальной религии буддизме, нет его в лютеранстве.

Вместе с тем, так называемые «нетрадиционные» конфессии, возникшие после 90-х гг., не считают такую деятельность предосудительной, более того, они, как правило, и привлекают своих адептов как раз из числа бывших приверженцев «традиционных» религий. Можно отметить такую практику, как существенную проблему межконфессиональных отношений.

Следует также отметить позицию Протестантских церквей, которые являют собой наиболее ревностных сторонников не только межконфессионального диалога, но и исполнения всех законодательных положений, касающихся положения религии. Они предлагают строить их на демократических принципах, подобно тому, как это делается в гражданском обществе. Данное положение вполне объяснимо: в течение длительного периода времени протестанты ощущали себя верующими, которым постоянно на уровне обыденного сознания, противопоставлялись традиционные религии с их патернализмом. Естественным поэтому представляется поиск протестантами внешнего союзника в виде государства, международных организаций и т.   п. Весьма существенно осложняется их положение и в связи с проблемой прозелитизма.

Государством предпринимаются важные шаги и достигнуты значительные результаты в области прав человека на свободу совести, обеспечена свобода вероисповедания, последовательно проводится политика межконфессионального согласия и религиозного равноправия. Обеспечивается мирное сосуществование различных конфессий и при этом ведется борьба с религиозным экстремизмом.

Огромное значение для упрочения взаимопонимания между религиями имел визит в Казахстан 22 сентября 2001 г. Папы Римского Иоанна-Павла  II , который получил исключительно высокую оценку всех людей доброй воли.

Также получил высокую оценку опыт организации в Казахстане Съезда мировых и традиционно-национальных религий в 2003 г. На нем было принято решение создать в Астане центр, штаб-квартиру религиозного диалога – место достижения взаимопонимания и терпимости.

Указанный Съезд получил широкий резонанс, приветствия в его адрес поступили от Глав государств, лидеров многих религий. Со словами одобрения к участникам и организаторам Съезда обратились Папа Римский Иоанн Павел  II , Патриарх Московский и всея Руси Алексий  II , многие другие руководители конфессиональных объединений.

Летом 2004 г. состоялось заседание секретариата второго Съезда, проведение которого предполагается в 2006 г.

Подытоживая сказанное, следует отметить, что Казахстан, реализуя опыт взаимодействия с религиозными объединениями в новых условиях, добился отсутствия между конфессиями разлада или глубоких противоречий. По оценкам зарубежных экспертов (см., например, ежегодные доклады Государственного департамента США о свободе вероисповедания в странах мира, в которых Казахстану уделяется большое внимание), существующая нормативно-законодательная база в этой сфере обеспечивает вполне удовлетворительное функционирование религиозных объединений, центральная власть проводит взвешенную политику, основываясь на Конституции страны, ее законах, общечеловеческих духовных ценностях.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 Текст выступления на международном научно-практическом семинаре «Свобода совести, религии и церкви на постсоветском пространстве», Санкт-Петербург, 17–20 марта 2005 г.

 Казахстанская Правда, 19 февраля 2005 г.

  Дербисали   А . «Ислам жане зан». Алматы, 2004. С. 271.